© 2007-2019 «Психоаналитический центр на Васильевском».

Сайт создан исключительно в информационных целях, любая информация на сайте не является публичной офертой или рекламой.

Лакан «Заметка о ребенке»:

«… симптом ребенка оказывается ответом на симптоматические черты в структуре семьи...»

«Симптом может представлять собой истину семейной пары. Подобный случай, будучи наиболее сложным, легче других поддается психоаналитическому вмешательству.

Артикуляция значительно упрощается, когда преобладающий симпом восходит к субъективности матери. В этом случае ребенок оказывается затронут непосредственно в качестве коррелятива фантазма.

В случаях, когда посредника между идентификацией с идеалом Я и властью желания матери (таким посредником обычно оказывается отцовская функция) не оказывается, ребенок легко попадается во всевозможные фантазматические ловушки. В результате он становится «объектом» матери и функция его сводится к тому, чтобы истину этого объекта наглядно обнаруживать.

Ребенок реализует присутствие того, что ак Лакан называет объектом а в фантазме.

Заменяя собой этот объект, ребенок насыщает тот способ нехватки, в котором уточняется желание матери, независимо от того, является ли ее психическая структура невротической, психотической или перверсивной...»

 

Новая Лакановская школа. Эрик Лоран «Ребенок с изнанки семьи» МПЖ№3

 

«Гипотеза «естественного» не для психоанализа. Мы утверждаем, что «эдиповой идеологии» не достаточно. Задачей психоанализа является не восстановить ее, а констатировать, что, говоря о современном ребенке, мы обнаруживаем то, что является структурой для всех. Именно субъект несет бремя конституирования семьи, как для институциональной системы трансляции имен матери и отца...»

 

«… ребенок знает, что именно на нем лежит бремя удерживать вместе семейные идеалы и сексуальные отношения, родство и сексуальность»…

 

“...Психоаналитическая позиция состоит в том, чтобы поддерживать субъекта на дистанции с идеалом, и в том, чтобы ставить вопрос о реальном, которое участвует в рождении ребенка, а именно о желании или наслаждении, продуктом которых он является.

В Семинаре ХVI “От Другого к другому» Лакан рассматривает идеал семьи в свете того, что в самой структуре Другого существует абсолютная нехватка (А/) Есть два предельных способа исчерпания этой нехватки.

Первый состоит в том, чтобы добавить наслаждения, которого не хвататет в Другом, - это путь перверсии. В результате производится означающее Другого полного, которое Лакан записывает как S(A).

Этому он противопоставляет путь невротика, который хочет дополнить себя с помощью семейного идеала, возведенного таким образом, в ранг симптома s(A). Проблема в том, что для достижения той цели ему приходится просить ребенка у женщины и задействовать Другой пол. Это изнанка Имени Отца, взятого в качестве гарантии. Отец семейства не более, чем мечта невротика, который, чтобы вписаться в Другого, хочет получить гарантию таким способом.

Семейная драма должна быть переосмыслена с точки зрения структуры как таковой, то есть с точки зрения места заглушки, которое обнаруживает объект а, «освобожденный» означающим А/. это место объекта, по преимуществу, занимает ребенок. «Главное все же не в том, что переходный объект позволяет ребенку сохранить автономность, а в том, служит ребенок или нет переходным объектом для матери». (с Лакан «Краткие заметки об инфантильных психозах» Autres ecrit)

В этом случае «ребенок реализует присутствия объекта а в фантазме» (с Лакан «Заметка о ребенке»). Акцент ставится не на том, какое место отведено ребенку в Идеале, а в том, какое место он занимает в наслаждении, своем и своих родителей. Через это присутствие ребенок становится насыщением материнской нехватки, то есть ее желания. Эта реализация рассматривается не в смысле тревоги кастрации, но в том смысле, в котором идет речь о производстве объекта, который отвечает за тревогу, связанную с лишением. «Иными словами, в дуальных отношениях с матерью, ребенок делает для нее непосредственно доступным то, чего не хватает каждому субьекту: объект самого ее существования, возникающий в плане реального». (с Лакан «Заметка о ребенке»)

 

Новая Лакановская школа. Ж.-А.Миллер «Ребенок и знание» МПЖ №3

Ребенок входит в аналитический дискурс  как существо знающее, а не только как существо наслаждающееся… Это знание уважаемо в его связи с наслаждением, которым оно окутано, которое его одушевляет, с которым оно, можно даже сказать смешивается…

...мы принимаем в анализе субъектов, травмированных знанием Другого, а также его желанием и его наслаждением, причем для некоторых детей знания, желания и наслаждение Другого принимают ценность реального. Таких необходимо вести… не к вере в руководителя, а к тому, что Другого не существует.

Именно ребенок в психоанализе является предположительно знающим, и в обучении нуждается, скорее, Другой, Другому надо бы научиться сдерживать себя. Когда этот Другой непоследователен и разобщен, когда он тем самым оставляет субъект без ориентиров и идентификации, то речь идет о том, чтобы вместе с ребенком изобрести для него его собственное знание, по его мерке, которым он может воспользоваться. Когда же Другой душит субъекта, то надо вместе с ребенком заставить его отступить, чтобы позволить ребенку вдохнуть полной грудью.

В любом случае, аналитик находится на стороне субъекта, и задачей для него становится подвести субъекта, ребенка, к тому, чтобы он сыграл свою партию теми картами, которые ему сдали...»

«… То, что Лакан назвал синтомом, является контуром повторений, циклом знание-наслаждение, который запускается событием тела, иначе говоря сотрясением тела означающим.

С тем, кого мы называем ребенком, у нас есть шанс вмешаться еще до того, как эффекты последствия этого сотрясения примут накрепко фиксированную циклическую форму, и даже если это уже случилось, всегда остается зазор, который позволяет направить цикл синтома таким образом, чтобы субъект мог обнаружить в нем, по мере возможности, порядок и безопасность.»

Комментарии к комментариям о симптомах ребенка